Иркутск

Иркутский филиал
сибирского отделения РАН

Новости

Четыре ключевые миссии Сибирского отделения РАН

19.05.2022

65-летие, как и любая рубежная дата, становится стимулом для выделения самого главного в прошлом, настоящем и будущем. Во всей истории Сибирского отделения его действующий председатель академик Валентин Николаевич Пармон выделяет несколько ключевых сверхзадач СО РАН. Сверхзадач, которые и сейчас должны решаться как можно более динамично и эффективно, несмотря на кардинально изменившиеся за прошедшее время внешние условия.

«Не будем скрывать, что в конце 1950-х годов наиболее остро стояла проблема надежного обеспечения обороноспособности СССР. Мир широкими шагами двигался к Карибскому кризису, к прямой ракетно-ядерной конфронтации нашей страны с США и всем блоком НАТО. Требовалось активизировать научную работу в интересах национальной безопасности и децентрализовать исследовательские ресурсы. В гражданской обороне есть термин “рассредоточение”: он вполне соответствует одной из причин создания СО АН СССР как мощного резервного научного центра страны. 

Сибирское отделение было призвано комплексным образом заниматься также вопросами развития производительных сил на огромных пространствах, расположенных к востоку от Урала: напомним, что сфера его ответственности сначала распространялась и на Дальний Восток. Речь шла о комплексном исследовании и доисследовании ресурсного потенциала этого огромного пространства и решении многочисленных социально-экономических и гуманитарных проблем, которые неизбежно сопровождают индустриальное освоение территорий. Создание сибирских отделений сельскохозяйственной (1969 г.) и медицинской (сначала на правах филиала с 1968 г.) академий позволило полностью закрыть фронт фундаментальных, поисковых и прикладных исследований, завершить формирование в макрорегионе насыщенного, как сейчас выражаются, научного ландшафта. Забегая вперед, скажу, что объединение сибирских отделений: РАН, медицинской и сельскохозяйственной академий, стало, пожалуй, единственным позитивным следствием реформы 2013—2014 годов — оно не могло не усилить нашу интеграцию.

С течением времени всё сильнее заострялась необходимость поддержания и по возможности развития этого единства, скоординированности направлений и методов научного поиска. Эта проблема сегодня фокусируется на уровне субъектов Федерации, где сохранение и развитие региональных академических центров становится одной из важнейших миссий СО РАН. Известно, что возведение отдельного “научного городка вблизи Новосибирска” (с требованием Минфину обеспечить это строительство) было вписано отдельным пунктом в историческое постановление Совмина СССР от 18 мая 1957 года о создании Сибирского отделения. По той же модели стали возникать академические структуры в Красноярске, Томске, совершенствоваться и расти — в Иркутске и Якутске. Вопрос в том, насколько сегодня велик ресурс жизнестойкости региональных научных центров и их продуктивности. Реформы 2013—2014 годов вывели из состава Академии наук и СО РАН не только исследовательские институты, но и всю социально-инженерную инфраструктуру региональных научных центров, тем самым превратив их из полномочных координирующих и обеспечивающих организаций в малолюдные научные единицы, которым ФАНО, а затем Минобрнауки присваивало вторую, а чаще — третью категорию. 

Координация научной деятельности на местах исчезла, исследования в отдельных институтах начали капсулироваться, а обеспечивающая инфраструктура региональных академгородков стала расползаться по разным хозяевам. Сибирское отделение и до 2017 года (то есть при прежнем руководстве) пыталось исправлять ситуацию с учетом местной специфики, сложившихся традиций и взаимосвязей. В Красноярском крае все институты влились в единый ФИЦ КНЦ СО РАН — да, с потерей юридического лица, зато с сохранением полного функционала центра: общности планов и согласованности действий научных институтов, а также единого комплекса Красноярского академгородка. С некоторыми корректировками эта же модель была реализована в Якутске. 

Уже после 2017 года в Иркутске вместо крохотного “научного учреждения третьей категории” мы впервые в истории всей РАН открыли филиал Сибирского отделения. Он не является юридическим лицом и хозяйствующим субъектом, зато восстановил крайне важную функцию координации исследовательской деятельности как академических учреждений, так и университетов Иркутской области. Руководители всех этих учреждений входят в уставные органы управления филиала: Общего собрания (аналогичного Объединенному ученому совету СО РАН, но не тематическому, а на региональной и междисциплинарной основе) и Президиума филиала. Этот путь оказался нелегким, но продуктивным. Мы надеемся, что в близкой перспективе появится Алтайский филиал Сибирского отделения РАН, по такой же модели координирующий деятельность институтов экологического, химического, медицинского и аграрного профиля, а также университетов, расположенных в крае. Возможно образование филиалов СО РАН и в других субъектах Сибирского макрорегиона.

На уровне Большой Сибири (ареала ответственности СО РАН) помимо Сибирского отделения координацию научной деятельности помогают обеспечивать еще две структуры. Первая — Полномочный представитель Президента России в СФО и его высокопрофессиональный аппарат. Вторая — тесно взаимодействующая с ними Межрегиональная ассоциация “Сибирское соглашение” (МАСС), объединяющая глав сибирских субъектов Федерации, в том числе вне границ Сибирского федерального округа: Тюменской области, ЯНАО и ХМАО, Якутии, Бурятии и Забайкалья. В самые последние годы Сибирское отделение РАН официально стало членом МАСС на правах субъекта Федерации — парадоксально, но факт. В настоящее время мы интенсивно взаимодействуем с обеими структурами по отработке управленческих инструментов и выявлению конкретных разработок в целях противодействия технологической блокаде, обрушившейся на нашу страну. 

К этой же задаче подключен и наш главный внутренний инструмент координации научных исследований — объединенные ученые советы (ОУС) СО РАН по 11 областям знаний. Существует два принципиальных отличия ОУСов от тематических отделений большой Академии наук. Во-первых, в ОУСы входят не только члены РАН, но и компетентные представители академических институтов, а также университетов, находящихся под научно-методическим руководством СО РАН. Во-вторых, в эти советы в обязательном порядке включены директора исследовательских учреждений, в том числе также не являющиеся членами Академии наук. Состав наших ОУСов, таким образом, принципиально шире и разнородней, чем в бюро тематических отделений РАН. Это позволяет нашим профильным ОУСам быть координирующими органами и от лица СО РАН продуктивно взаимодействовать со всеми академическими НИИ и вузами Сибири, подведомственными ныне Минобрнауки. А число таких организаций сейчас очень велико: 10 федеральных исследовательских центров, 77 независимых академических НИИ и 62 университета. 

Вторая важнейшая миссия Сибирского отделения, проходящая через все шесть с половиной десятилетий его истории, — сохранение и развитие основы успехов науки в Сибири, “треугольника Лаврентьева”, как взаимопроникновения науки, образования и реального сектора экономики. Вопрос в том, является ли это единение сейчас только модной декларацией, или же происходит его трансформация с некоторыми перспективами в будущем. Изначально “треугольник Лаврентьева” выглядел как конфигурация научных центров (не только новосибирского, но и в Томске, Иркутске, Якутске и так далее), действующих в симбиозе с ними университетов и лаврентьевского пояса внедрения. В СССР этот пояс состоял из ведомственных НИИ и конструкторских бюро. Сегодня же инжиниринговые задачи стали выполнять на рыночной основе инновационные компании, в основном группирующиеся в технопарках и других аналогичных ассоциациях, включая один из лучших в стране новосибирский Академпарк.

Еще одним, очень принципиальным, изменением “треугольника Лаврентьева” стало его де-факто превращение в тетраэдр, тоже очень прочную структуру (из таких структур, в частности, построен алмаз). Если в эпоху плановой экономики и централизации исследовательской деятельности в рамках Академии наук большинство организационных и финансовых проблем решалось в Москве, то сегодня центр принятия многих важных решений переносится на региональный уровень. С руководством сибирских субъектов Федерации удается успешно контактировать по множеству вопросов — от согласования планов в рамках выполнения стратегий развития до самых приземленных, типа жилищных и социальных.

Далее, с первых лет и до сегодняшнего времени Сибирское отделение РАН считает своей ключевой миссией поддержку и развитие инфраструктуры, как научной, так и обеспечивающей, социальной. И здесь последние пять лет не прошли даром. Начато и успешно продолжается строительство Национального гелиогеофизического комплекса РАН в Прибайкалье. Это самый дорогостоящий исследовательский инструмент в нашем арсенале, который возводится во многом благодаря энтузиазму академика Гелия Александровича Жеребцова и его команды из Института солнечно-земной физики СО РАН, руководства Иркутской области. 

Про другой мегапроект написано и сказано очень много: речь о СКИФе, который на определенный период станет самым новым и самым мощным источником синхротронного излучения в России. Его запуск не только обеспечит решение множества прорывных научных и технологических задач, но и даст мощный импульс реализации всей программы развития Новосибирского научного центра с рабочим названием “Академгородок 2.0”. Два других проекта-флагмана развития научной и научно-образовательной инфраструктуры ННЦ — это комплексная модернизация Новосибирского университета (включая физматшколу) и создание под его эгидой Суперкомпьютерного центра “Лаврентьев”. Согласно программе “Академгородок 2.0”, за счет в основном региональных средств за эти годы расширен лицей № 130 им. ак. М. А. Лаврентьева, заново построена гимназия № 3 и лицей “Технополис” в Кольцово. Под программу комплексного развития СО РАН и находящихся под его патронажем университетов Сибири даже в нынешние очень непростые годы удалось создать почти сотню молодежных лабораторий и привлечь миллиардные инвестиции на обновление парков научного оборудования. К сожалению, согласно нынешним нормативным актам, это осуществимо только для НИИ и вузов первой категории.

И наконец, назову миссию, которая всегда радикально выделяла в академической системе именно наше Сибирское отделение и которую сегодня, к сожалению, приходится восстанавливать по кусочкам. Эта миссия — интегрирующая. До так называемой реформы РАН 2013—2014 годов и тем более в советскую эпоху мы реализовывали масштабные междисциплинарные интеграционные проекты, объединявшие потенциал иногда сразу нескольких десятков научных коллективов. Крупнейшим из таких проектов была многолетняя комплексная программа “Сибирь”. Потом всё разом прекратилось. Тем не менее в самые последние годы нам всё же удалость возвратиться к практике инициирования мультидисциплинарных интеграционных проектов. Но уже на принципиально другой основе. Ресурсы поступают не из государственного бюджета, а от заинтересованных крупных индустриальных заказчиков. Ярчайший пример — Большая Норильская экспедиция 2020—2021 годов, реализованная СО РАН при поддержке ПАО “Норникель”. В ней принимали участие так или иначе сотни специалистов из десятков наших институтов из Томска, Тюмени, Новосибирска, Красноярска, Якутска и других городов. Наши недоброжелатели язвили: мол, не было бы счастья, да несчастье (разлив нефтепродуктов) помогло. Да, это так. Но зато был отработан механизм запуска очень крупных междисциплинарных интеграционных проектов. Кстати, в текущем году параллельно уже начала действовать другая экспедиция, также обеспечиваемая “Норникелем”. Этот проект по исследованию биоразнообразия побережья Арктики и некоторых других регионов с жестким климатом направлен на превентивное решение стратегических задач корпорации в сфере экологии. А по географии и объему полевых работ Большая научная экспедиция — 2022 является беспрецедентной для СО РАН.

Другие де-факто интеграционные проекты СО РАН не так грандиозны по числу участников, но также решают актуальнейшие задачи реального сектора экономики, в том числе по линии импортозамещения. Компетенции нескольких институтов (прежде всего химического профиля) интегрированы вокруг исполнения контрактов с “Газпромнефтью”, “Татнефтью” и другими крупными нефтегазовыми компаниями. По результатам Большой Норильской экспедиции Сибирское отделение организовало в своей структуре Научно-исследовательский центр “Экология” под руководством кандидата технических наук Николая Викторовича Юркевича. На счету НИЦ “Экология” несколько десятков междисциплинарных, как сейчас говорят, кейсов с природоохранными проектами в интересах крупных компаний со всей России.

Пару лет назад — впервые в пореформенный период — ФГБУ “Сибирское отделение РАН” смогло доказать, что оно является полноправной научной структурой, и в жестких конкурсных баталиях выиграло интеграционный грант на выполнение крупного стомиллионного проекта. В его выполнении участвуют десять исследовательских организаций с общим “дирижером”, академиком Василием Михайловичем Фоминым.

Сибирское отделение во всех этих проектах выступает как ответственный исполнитель, эксперт, собиратель и распределитель необходимых компетенций и обычно — как инициатор. Выполнению последней функции содействует новое издание СО РАН, журнал “Наука и технологии Сибири”, публикации в котором привлекают интерес промышленников к конкретным научным результатам и разработкам. 

В 2022 году известные события резко актуализировали импортозамещающий вектор в интеграционной миссии СО РАН, и некоторые мультидисциплинарные задачи снова начинает ставить государство. Без лишних подробностей скажу, что речь идет, к примеру, о поиске перспективных отечественных природных каучуконосов, с использованием как заделов советского периода, так и современных подходов и методик, включая генетические.

В заключение снова перечислю четыре важнейшие миссии, которые Сибирское отделение РАН сумело успешно реализовывать в последнее пятилетие пореформенной Академии наук. Это, произвольно расставляя одну за другой:

— развитие и трансформация “треугольника/тетраэдра Лаврентьева”;
— сохранение координирующих функций и структур СО РАН в сибирских регионах плюс создание новых;
— активизация никем более не осуществляемых усилий по формированию и реализации комплексных интеграционных проектов;
— кардинальная модернизация научно-образовательной, обеспечивающей и социальной инфраструктуры, максимально полная, с учетом нынешних возможностей, реализация программ развития Новосибирского научного центра и всего СО РАН.

Можно по-разному относиться к поэзии Владимира Маяковского, но его возглас “Время, вперед!” невероятно актуален сегодня, когда с ошеломительной скоростью меняется весь миропорядок, когда обстановка требует крайне радикальных и незамедлительных изменений в обеспечении всего научно-технологического комплекса России и управления им. Сибирское отделение РАН не только готово к этим переменам — оно настойчиво инициирует их и продвигает. 65 лет — не возраст, и мы готовы действовать энергично, системно и продуктивно, реализуя заложенные отцами-основателями ключевые миссии СО РАН».

Подготовил Андрей Соболевский

Фото Юлии Поздняковой

Источник: газета «Наука в Сибири»

Новости по теме